Лебедев, didev, Lebedev, Дмитрий Лебедев

Нет и быть не может

Нет таких целей в мире, ради которых стоит отдать свою жизнь, или отобрать чужую.
Ни воля партии, ни цена родины, ни спасение кого-либо.
Никакая война и никакие конфликты не имеют геройства и правильности.
Всегда есть две стороны: жертвы и мудаки. Иногда по обе стороны жертвы, иногда по обе стороны мудаки.

Если есть угроза жизни - спасай себя. Точка.
Лебедев, didev, Lebedev, Дмитрий Лебедев

Одержимость

Самые счастливые люди - одержимые какой-то идеей.
Их не отпускает. Весь смысл в ней. Все силы в нее. Любые жертвы ради нее.

И хуже всего, когда одержимость гаснет. Это обидно. Как людям удается быть чем-то одержимыми годами?
Лебедев, didev, Lebedev, Дмитрий Лебедев

Обезличенно

Стесняюсь.
Не чужих, а своих. Не хочу чтобы ВСЕ СВОИ знали  ВСЁ МОЕ. Каждому порционно. Каждому по заслугам, по доверию, по образу который сложил и не больше.
А вот для чужих я весь открыт, потому что барьеры еще не создались - они позже появятся, если более тесно узнать друг друга.
Лебедев, didev, Lebedev, Дмитрий Лебедев

Отставание от поезда

Человек рождается абсолютно свободным. Ему можно все, ему доступно абсолютно все.

Необходимо только научиться правильным алгоритмам к получению этого, и для этого требуются годы.

Годы идут, и как только человек превращает первые бэ и мэ в действия, поступки, так перед ним сразу же начинают сгущаться тучи.
С начала разумной жизни перед каждый человеком постепенно закрывают одну дверь за другой.
С каждый годом даже зная рецепт успеха ты уже опаздываешь его применить.

И приходится бежать и бежать за поездом, в ожидании отдыха и свободы.
Тут главное то, что нет тех кто залез на поезд и тихо едет. Есть лишь те кто бежит по головам или за чужой счет. Есть те кто бегут сильно и страстно.
А есть те кто останавливаются, или хуже того оглядываются назад, с такими людьми уже ничего не поделать.

Хотя на поезд не попасть никому.
Отсюда ощущение вечного обмана: нам не дали, нам не позволили, нам не сказали вовремя, не научили, не направили, не протолкнули.
А кого направили - не точно, протолкнули - не сильно, сказали - не все. И нету всевластия ни у единого лидера.
Лебедев, didev, Lebedev, Дмитрий Лебедев

Народная рабочая сила

В Москве состояние окружающей действительности дошло до того момента, когда обратные положительные тенденции уже кажутся чем-то странным и непривычным, и даже удивительным феноменом одной конкретной ситуации. Кажется теперь уже странным, и смешанные ощущения в голове, когда видишь на низкоквалифицированом рабочем место человека славянской национальности, к примеру: дворника, уборщицу или продавщиу в супермаркете - такую, которая может не только понять два десятка стандартных фраз, но и способна говорить, говорить!! на "великом и могучем". И кажется: а что-то не так здесь. Почему она пошла сюда? Неужели теперь гастарбайтеры полезут в офисы вытесняя наших и с теплых стульев за компьютерами?
Лебедев, didev, Lebedev, Дмитрий Лебедев

момент №983

... и когда я сел сегодня в кафе FAQ, где я был единственным посетителем, а повар пил коктейль с мартини в баре, мне на стол положили дополнительное меню суши. Но когда я за ним потянулся, мне сказали: извините, но суши у нас нет...
Лебедев, didev, Lebedev, Дмитрий Лебедев

Статистическое попустительство.

Как говаривал товарищ Сталин: "одна смерть - это трагедия, а миллион смертей - это математическое ожидание статистического анализа". Хотя, как мне кажется, для Сталина понятие трагедии значило не более, чем определенный расклад карт, как впрочем и для вас - читателей.
Большинство людей воспринимают трагедию как "грустный", но естественный ход вещей, и никогда не прикладывают чуточку больше усилий чтобы избежать их.
Самолет считается одним из самых безопасных видов междугороднего транспорта. Но каждый год падают с десяток самолетов по причине недосмотра за их состоянием или состоянием пилотов. И это мало кого тревожит, ведь это всего-лишь 1000-2000 человек из 7 миллиардов, "а под колесами автомобиля вооон сколько погибает". Хотя почему другой источник опасности должен оправдывать эту опасность? Пусть она невелика, но она подконтрольна человеческому пониманию. Немного больше проверок перед вылетом, немного больше контроля, немного менее загруженный диспетчер, и 1000-2000 человек в год останутся живы. Но по мнению людей и авиакомпаний жизнь этих пары тысяч людей не стоит увеличения цены билета на 10%. Их такая статистика устраивает, так как страховые компании покроют все убытки. Вот если бы было больше жертв - они бы задумались. А так нормально. Подумаешь 1000 умерли, и что..
Но дело не в самолетах даже, а в субъективном восприятии ценности жизни. Несомненно за последние несколько веков, и особенно после Второй мировой ее ценность возросла значительно. Но по прежнему это остается только-лишь более дорогим удовольствием. Когда же уже люди воспримут хотя бы собственную жизнь как нечто бесценное и единственное у них, чего нельзя подменить успешными показателями экономики или демографии?